Уважаемые граждане! Управлению Федеральной службы судебных приставов по Пензенской области требуются судебные приставы-исполнители и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов

Аналитическая справка по заявлениям об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления Федеральной службы судебных приставов по Пензенской области за первое полугодие 2014 года

Аналитическая справка

по заявлениям об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления Федеральной службы судебных приставов                  по Пензенской области за первое полугодие 2014 года

 

Управлением Федеральной службы судебных приставов по Пензенской области (далее – Управление) проведен анализ судебной практики                                  по оспариванию постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления и его структурных подразделений за первое полугодие 2014 года  (далее – отчетный период).

В отчетном периоде в судах Пензенской области в порядке статьи                        128 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007                    № 229-ФЗ (далее – Закон об исполнительном производстве») было рассмотрено             275 заявлений об оспаривании физическими и юридическими лицами постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления, из которых: 252 заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей; 23 заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) иных должностных лиц.

За первое полугодие 2014 года судами было удовлетворено 15 заявлений,               что в процентном соотношении составляет 5,45%. За тот же период 2013 года судами из 222 рассмотренных заявлений было удовлетворено 11, что составило 4,95%.

Как видно из представленных цифр, наблюдается увеличение как общего количества заявлений, так и процента удовлетворенных судом заявлений.

Считаем, что основными причинами данного увеличения является нарушение судебными приставами-исполнителями Управления норм законодательства, регламентирующего их деятельность, выражающееся в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей и приводящее к нарушению прав и законных интересов заявителей.

За отчетный период в Арбитражный суд Пензенской области было подано             73 заявления, из них удовлетворено 6, что составило 8,22%, за 6 месяцев 2013 года арбитражным судом было рассмотрено 70 заявлений, из которых было удовлетворено 4, то есть 5,71%. В судах общей юрисдикции было рассмотрено 202 заявления, признаны судами обоснованными – 9, то есть 4,46%, за 6 месяцев 2013 года из рассмотренных 152, было удовлетворено – 7 заявлений или 4,6%.

Заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления за первое полугодие 2014 года распределились                      по категориям следующим образом:

 

1. Из деятельности судебных приставов-исполнителей:

-    по возбуждению исполнительного производства – 12 (4,36%), за 6 месяцев 2013 года – 17 (7,66%);

-    бездействие – 35 (12,7%), за 6 месяцев 2013 года – 48 (21,6%);

-    по ограничению выезда за пределы Российской Федерации – 3 (1,1%),                   за 6 месяцев 2013 года – 3 (1,4%);

-    по аресту имущества, наложению запрета на совершение регистрационных действий – 31 (11,3%), за 6 месяцев 2013 года – 22 (10%);

-    по оценке арестованного имущества – 17 (6,2%), за 6 месяцев 2013 года –              17 (7,7%);

-    по реализации арестованного имущества – 7 (2,5%), за 6 месяцев 2013 года –            10 (4,5%);

-    по хранению арестованного имущества – 3 (1,1%), за 6 месяцев 2013 года –            отсутствовали;

-    по исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов –                 21 (7,6%), за 6 месяцев 2013 года – 15 (6,8%);

-    по обращению взыскания на денежные средства – 17 (6,2%), за 6 месяцев 2013 года – 15 (6,8%);

-    по исполнении исполнительных документов неимущественного характера,            в том числе о вселении (выселении) – 10 (3,6%), за 6 месяцев 2013 года отсутствовали;

-    по окончанию исполнительного производства – 20 (7,3%), за 6 месяцев 2013 года – 18 (8,1%);

-    по вынесению постановления о взыскании исполнительского сбора – 21 (7,6) за 6 месяцев 2013 года – 16 (7,2);

-    об оспаривании иных действий судебных приставов-исполнителей –                       55 (20%), за 6 месяцев 2013 года – 19 (8,6%).

 

2. об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов по ОУПДС – 1 (0,4%), за 6 месяцев 2013 года отсутствовали;

 

3. Из деятельности иных должностных лиц – 22 (8%), из них: 7 – на действия, постановления; 7 – на постановления, действия (бездействия) по линии административной практики; 8 – иные. Из рассмотренных в отчетном периоде заявлений данной категории 4 были признаны судами обоснованными. За 6 месяцев 2013 года – 17 (7,7%), из которых 2 были удовлетворены.

 

За 6 месяцев 2014 года заявления, связанные с действиями судебных приставов-исполнителей нарушающих статью 446 ГПК РФ, судами                                 не рассматривались. За аналогичный период 2013 года в суды было подано                     4 заявления данной категории. 

В отчетном периоде 2014 года не оспаривались постановления, действия (бездействие) по регистрации имущественных прав, в то время как в аналогичном периоде 2013 года имелось 1  заявление указанной категории.

Также в первом полугодии 2014 года не было  заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) по составлению судебным приставом-исполнителем протокола об административном правонарушении, за тот же период 2013 года в суды было подано 1 заявление данной категории.

Как и за 6 месяцев 2013 года за истекший период 2014 года судами                                 не рассматривались заявления по следующим категориям: по исполнению исполнительных документов о взыскании заработной платы и восстановлении               на работе; по регистрации имущественных прав; нарушение очередности удовлетворения требований взыскателя; об оспаривании постановлений, действий (бездействия) по исполнению исполнительных документов, содержащих требования об административном приостановлении деятельности.

Из числа предъявленных за 6 месяцев 2014 года заявлений, в качестве наиболее показательных и интересных с правовой точки зрения, можно привести следующие.

 

По возбуждению исполнительного производства

 

Всего за отчетный период судами было рассмотрено 12 заявлений                           об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных                           приставов-исполнителей по возбуждению исполнительного производства, из них                  1 заявление было признано обоснованным. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года произошло незначительное увеличение заявлений данной категории, так, в первом полугодии 2013 года на рассмотрении в судах находилось                          17 заявлений, из которых 1 было удовлетворено.

Главной причиной обращения лиц с данными заявлениями остается                    их несогласие с требованиями, изложенными в исполнительном документе.

 

Открытое акционерное общество «Специальное конструкторское бюро турбонагнетателей» (далее – заявитель, Общество, ОАО СКБТ) обратилось                       в арбитражный суд с заявлением, в котором просило признать незаконным постановление от 30.12.2013 судебного пристава-исполнителя Первомайского районного отдела судебных приставов Управления Вилковой О.В. о возбуждении исполнительного производства № 69387/13/42/58 на основании постановления Приволжского межрегионального территориального управления Росстандарта            по делу об административном правонарушении № ПШ-59 от 29.04.2013. Заявитель в заявлении ссылался на то, что в отношении Общества открыто конкурсное производство решением арбитражного суда Пензенской области               от 03.12.2012. В силу п. 1 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) с момента введения конкурсного производства все требования могут, в том числе об исполнении постановления            о привлечении к административной ответственности, быть предъявлены только             в ходе конкурсного производства. Несмотря на окончание исполнительного производства права заявителя нарушены, поскольку возбуждение исполнительного производства лишило его возможности обеспечить очерёдность в удовлетворении требований кредиторов.Судебный пристав-исполнитель                    в судебном заседании сообщила о том, что исполнительное производство окончено, снят арест с расчётного счёта, исполнительные документы переданы конкурсному управляющему.

Исследовав материалы дела, арбитражный суд установил следующее.

Постановлением от 29.04.2013 № Пш-59 Управление Росстандарта привлекло заявителя к Административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 19.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). В силу п. 6 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ            «Об исполнительном производстве» постановление о привлечении                                   к административной ответственности является исполнительным документом.

На основании указанного постановления судебный пристав-исполнитель Первомайского районного отдела судебных приставов 30.12.2013 вынесла постановление о возбуждении исполнительного производства № 69387/13/42/58.             В этот же день вынесено постановление о наложении ареста на денежные средства должника – ОАО СКБТ.

Исполнительное производство окончено постановлением от 21.01.2014. Одновременно вынесено постановление о снятии ареста с денежных средств, находящихся на счёте должника.

Вступившим в законную силу решением от 03.12.2012 по делу                                       № А49-8064/2011 арбитражный суд Пензенской области признал ОАО СКБТ банкротом и открыл конкурсное производство сроком на шесть месяцев, которое было продлено определениями от 24.05.2013 до 03.12.2013 и от 02.12.2013                     до 03.06.2014.

Согласно ч. 1 ст. 126 Закона банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в п. 1 ст. 134 настоящего Федерального закона,                  и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда,            об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий                              их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

В п. 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве» от 22.06.2016 № 25 разъяснено следующее. В силу п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве требования о взыскании штрафов                     за налоговые (административные) правонарушения учитываются отдельно                       в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди          и удовлетворяются после погашения этих требований в отношении основной суммы задолженности и причитающихся процентов. При применении данной нормы судам необходимо исходить из того, что закон о банкротстве не содержит положений, устанавливающих деление указанных требований на текущие требования и требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов. Соответственно, такие требования, независимо от даты совершения правонарушения или даты привлечения должника к ответственности, учитываются в реестре требований кредиторов и погашаются в очерёдности, установленной                 п. 3 ст. 137 Закона.

Из указанных норм следует, что исполнительный документ – постановление   о привлечении к административной ответственности в виде наложения административного штрафа мог быть предъявлен только в ходе конкурсного производства, но не подлежал исполнению в порядке, установленном Законом              об исполнительном производстве. В данном случае судебный пристав-исполнитель на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве обязан был отказать в возбуждении исполнительного производства. Поэтому вынесение судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства противоречит нормам Закона о банкротстве                    и Закона об исполнительном производстве.

Помимо этого, Закон о банкротстве устанавливает порядок и очерёдность погашения требований кредиторов. Возбуждение исполнительного производства           в данном случае нарушает указанные порядок и очерёдность, чем нарушает законные права кредиторов. Помимо этого судебным приставом-исполнителем постановлением от 30.12.2013 был наложен арест на денежные средства должника, что является дополнительным и существенным обстоятельством, нарушившим законные права кредиторов.

Организация-должник, в свою очередь, обязана соблюдать законодательство      о банкротстве, принимая все возможные меры к обеспечению законных прав                   и интересов кредиторов. В силу этого является несостоятельным довод Управления о том, что постановление о возбуждении исполнительного производство                       не нарушило законные права и интересы заявителя.

Информация о том, что в отношении ОАО СКБТ открыто конкурсное производство, направлена в Первомайский районный одел судебных приставов Управления 14.12.2012, что подтверждено почтовым реестром на отправку заказной корреспонденции. Кроме того, в материалах дела имеется копия определения арбитражного суда от 02.12.2013 по делу № А49-8064/2011 о продлении срока конкурсного производства в отношении ОАО СКБТ, с регистрационной отметкой Первомайского районного отдела судебных приставов: входящий номер 64587                 от 09.12.2013,  следовательно, судебному приставу-исполнителю должно было быть известно о том, что в отношении должника открыто конкурсное производство.

Согласно ч. 2 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

На основании изложенного арбитражный суд установил, что заявленные требования к судебному приставу-исполнителю и Первомайскому районному отделу судебных приставов подлежат удовлетворению, поскольку указанными лицами не обеспечено соблюдение законности при возбуждении исполнительного производства.

 

Бездействие

 

В рассматриваемом периоде в связи с бездействием судебных приставов-исполнителей в суды было предъявлено 35 заявлений, из них 2 были признаны обоснованными. За аналогичный период 2013 года в суды было подано 48 таких заявлений, из них было удовлетворено 3. Из приведенных цифр видно, что                      по сравнению с тем же периодом прошлого года количество рассмотренных судами заявлений и количество удовлетворенных заявлений данной категории уменьшилось.

Основной причиной обращения в суд с подобными заявлениями, а также удовлетворения судами данных заявлений, остается непринятие судебными приставами-исполнителями всех предусмотренных законодательством                            об исполнительном производстве мер для своевременного, полного и правильного исполнения требований исполнительного документа.

Недовольство взыскателей полнотой и своевременностью, принятых судебным приставом-исполнителем мер по исполнению требований исполнительных документов часто является обоснованным. В свою очередь большинство заявлений данной категории были отозваны заявителями в связи                      с урегулированием спора во внесудебном порядке, что и явилось следствием снижения общего количества удовлетворенных заявлений.

Для примера оспаривания бездействия судебного пристава-исполнителя, хотим привести следующее.

Конкурсный управляющий индивидуального предпринимателя главы крестьянско-фермерского хозяйства Вискова М.В. Ларгин В.В., являющийся взыскателем по исполнительному производству № 2293/13/46/58 (далее – Ларгин В.В.), обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Тамалинского районного отдела судебных приставов Управления (далее – судебный пристав-исполнитель)                      по исполнению исполнительного листа серии АС № 005253386, выданного 16.05.2013 Арбитражным судом Пензенской области по делу № А49-4437/2012.

В обоснование заявленных требований заявитель сослался на то, что судебный пристав-исполнитель в нарушение Законодательства об исполнительном производстве не направил в его адрес постановление о возбуждении исполнительного производства, не предпринимал никаких мер по исполнению исполнительного листа, не рассмотрел заявления Ларгина В.В. от 16.07.2013                    и от 26.11.2013, не направил ему ответы. В результате бездействия судебного пристава-исполнителя конкурсная масса в деле о банкротстве № А49-4437/2012                  не сформирована, не произведена её инвентаризация и оценка, не организовано проведение торгов, срок проведения процедуры конкурсного производства необоснованно увеличен.

Исследовав материалы дела, заслушав объяснения присутствующих                         в судебном заседании представителей сторон, арбитражный суд установил следующее.

Определением Арбитражного суда Пензенской области от 08.04.2012 по делу на индивидуального предпринимателя Главу крестьянско-фермерского хозяйства Вискова М.В. возложена обязанность в 3-дневный срок с момента вынесения определения передать конкурсному управляющему Ларгину В.В. следующие подлинные документы и сведения, а также материальные ценности, необходимые для осуществления полномочий конкурсного управляющего.

В целях принудительного исполнения определения суда выдан исполнительный лист от 16.05.2013 года серии АС № 005253386, который Ларгин В.В. направил на принудительное исполнение в службу судебных приставов.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 27.05.2013 было возбуждено исполнительное производство № 2293/13/46/58, в котором должнику установлен 5-дневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа с момента получения копии постановления                           о возбуждении исполнительного производства.

Копия постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днём вынесения указанного постановления, направляется должнику, взыскателю, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

В соответствии со статьями 24, 26, 27 Закона об исполнительном производстве извещения судебного пристава-исполнителя направляются лицам, участвующим в исполнительном производстве, по адресу, указанному                               в исполнительном документе. При направлении такого извещения по почте дата             и время доставления их адресату фиксируется на документе, подлежащем возврату в службу судебных приставов, извещение вручается работнику организации под       его расписку, при отсутствии адресата об этом делается отметка о месте выбытия адресата либо об отсутствии таких сведений в уведомлении о вручении.

Поскольку закон предусматривает получение судебным приставом уведомлений о вручении извещений, направленных им лицам, участвующим                   в исполнительном производстве, такие почтовые извещения являются регистрируемыми, то есть принимаемыми от отправителя с выдачей ему квитанции и вручаемые адресату (его законному представителю) с его распиской в получении (п. 12 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2005 года № 221).

Из материалов исполнительного производства усматривается,                                 что постановление о возбуждении исполнительного производства было направлено судебным приставом взыскателю по указанному в исполнительном листе адресу простым почтовым отправлением, доказательств вручения извещения адресату либо отсутствия его по указанному адресу, неявки за извещением в деле                         не имеется.

Таким образом, суд признал, что направление заявителю, являющемуся взыскателем по исполнительному производству, копии постановления                              о возбуждении исполнительного производства произведено судебным приставом-исполнителем с нарушением установленных законодательством норм.

Вместе с тем, заявителем не представлено доказательств того, что указанное нарушение привело к нарушению его прав и законных интересов                                       в предпринимательской и иной экономической деятельности.

Так, из заявления, поданного Ларгиным В.В. в арбитражный суд; заявления Ларгина В.В. о принудительном проведении исполнительных действий                            от 16.07.2013, поданного в службу судебных приставов; заявления Ларгина В.В., поданного в службу судебных приставов от 26.11.2013, следует, что о возбуждении исполнительного производства ему было известно уже 16.07.2013, и он активно пользовался правами, предоставленными взыскателю Законом об исполнительном производстве. При этом с заявлением о предоставлении ему копии постановления              о возбуждении исполнительного производства Ларгин В.В. к судебному приставу-исполнителю не обращался. Данные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что само по себе направление судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства                       в адрес Ларгина В.В. простым почтовым отправлением, а не заказной корреспонденцией, прав Ларгина В.В. как взыскателя по исполнительному производству не нарушает.

Кроме того, Ларгиным В.В. нарушен срок для обращения в суд с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя в указанной части.

С учётом изложенного требования заявителя о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в не направлении              в адрес заявителя копии постановления о возбуждении исполнительного производства, удовлетворению не подлежат.

Заявитель также оспаривает бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в неосуществлении исполнительных мероприятий в нарушение                   п. 1 ст. 36 Закона об исполнительном производстве.

Как следует из содержания исполнительного листа, на основании которого возбуждено исполнительное производство, на должника возложена обязанность совершить определённые действия. Особенности исполнения содержащихся                    в исполнительных документах требований к должнику совершить определённые действия предусмотрены ст. 105 Закона об исполнительном производстве.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, в частности, материалы исполнительного производства № 2293/13/46/58, в соответствии требованиями ст. 71 АПК РФ, суд пришёл к выводу, что судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства № 2293/13/46/58 осуществлялись все предусмотренные указанной нормой закона исполнительные действия.

Двухмесячный срок, установленный ст. 36 Закона об исполнительном производстве носит организационный характер и не является пресекательным. Отсутствие положительного для взыскателя результата в пределах установленного ст. 36 Закона об исполнительном производстве срока совершения исполнительных действий само по себе не свидетельствует о допущенном судебными приставами-исполнителями бездействии. Исполнительные действия должны осуществляться судебным приставом-исполнителем до окончания исполнительного производства. При этом закон не устанавливает периодичности направления в рамках ведущегося исполнительного производства повторных запросов и требований.

Таким образом, с учётом установленных при рассмотрении настоящего дела обстоятельств, суд пришел к выводу, что судебным приставом-исполнителем                  не было допущено бездействия по исполнению исполнительного листа серии               АС № 005253386 в рамках исполнительного производства № 2293/13/46/58, в связи с чем оснований для удовлетворения требований заявителя в данной части                       не имеется.

Заявитель оспаривал также бездействие судебного пристава исполнителя, выразившееся в непредставлении ответа на заявления Ларгина В.В. от 16.07.2013                             и от 26.11.2013. Из материалов дела следует, что Ларгиным В.В. в службу судебных приставов было направлено заявление от 16.07.2013 о принудительном проведении исполнительных действий. Заявление поступило в службу судебных приставов 22.07.2013. Из текста заявления следует, что Ларгин В.В., будучи осведомлённым               о возбужденном 27.05.2013 исполнительном производстве № 2293/13/46/58, просит судебного пристава-исполнителя организовать принудительное проведение исполнительных действий в максимально короткие сроки и предупреждает, что              в противном случае бездействие судебного пристава-исполнителя будет обжаловано в судебном порядке.

Заявление о предоставлении официального ответа по исполнительному производству в отношении Вискова М.В. представлено Ларгиным В.В. в службу судебных приставов 26.11.2013. На это заявление службой судебных приставов Ларгину В.В. был направлен ответ от 02.12.2013№ 5642. Поскольку в заявлении от 26.11.2013  Ларгиным В.В. не был указан почтовый адрес для направления ответа на заявление, ответ правомерно был направлен Ларгину В.В. по адресу, указанному в исполнительном листе.

Порядок рассмотрения заявлений, ходатайств лиц, участвующих                              в исполнительном производстве, предусмотрен ст. 64.1 Закона                                        об исполнительном производстве. В частности, установлено, что заявления, ходатайства рассматриваются должностными лицами службы судебных приставов в соответствии с их полномочиями, предусмотренными настоящим Федеральным законом.

Заявление, ходатайство передаются должностным лицам службы судебных приставов в трехдневный срок со дня поступления в подразделение судебных приставов.

Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, должностное лицо службы судебных приставов рассматривает заявление, ходатайство                          в десятидневный срок со дня поступления к нему заявления, ходатайства и по результатам рассмотрения выносит постановление об удовлетворении полностью или частично либо об отказе в удовлетворении заявления, ходатайства.

Копия постановления об удовлетворении полностью или частично либо               об отказе в удовлетворении заявления, ходатайства не позднее дня, следующего             за днем его вынесения, направляется заявителю, должнику, взыскателю, а также             в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

Таким образом, срок для обжалования в суд бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в ненаправлении ответа на заявление от 16.07.2013, истёк 23.08.2013. Заявитель обратился в суд с заявление об обжаловании бездействия 04.12.2013, то есть с пропуском установленного срока, при этом                  не ходатайствовал о его восстановлении и не представил доказательств уважительности причин его пропуска.

Учитывая, что пропуск срока на обращение в суд является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, в данной части требования заявителя удовлетворению не подлежат.

Заявление Ларгина В.В. от 26.11.2013 года было своевременно рассмотрено судебным приставом-исполнителем и на него дан соответствующий ответ. Учитывая, что заявление Ларгина В.В. не предполагало совершения каких-либо исполнительных действий, а касалось лишь получения информации, оформление ответа в виде письма, а не постановления судебного пристава-исполнителя,                  не является нарушением требований ст. 64.1 Закона об исполнительном производстве.

Ссылки заявителя на то, что ответ направлен судебным приставом-исполнителем не по адресу для корреспонденции, указанному в заявлении                    от 16.07.2013, суд не принимает на основании следующего.

Поскольку ст. 64.1 Закона об исполнительном производстве                                    не предусмотрено специальных норм о направлении ответов на заявления, суд исходит из общих норм определения адреса лица, участвующего в исполнительном производстве, содержащихся в ст. 24 и 28 Закона об исполнительном производстве. Из анализа указанных норм в их совокупности следует, что по общему правилу акты судебного пристава-исполнителя должны направляться в адрес участников исполнительного производства, указанный в исполнительном документе. При наличии в заявлении иного адреса для направления корреспонденции судебный пристав-исполнитель вправе направить корреспонденцию по этому адресу. При изменении адреса участника исполнительного производства в процессе исполнительного производства он обязан уведомить об этом судебного пристава-исполнителя.

Из материалов дела видно, что в заявлении о возбуждении исполнительного производства Ларгинам В.В. указан адрес, аналогичный адресу, указанному                     в исполнительном документе. Иной адрес для направления корреспонденции был указан заявителем в заявлении от 16.07.2013. При этом из данного заявления                 не следует, что этот адрес является его юридическим адресом (адресом осуществления деятельности) и произошло изменение адреса, указанного                       в исполнительном листе. Более того, указание адреса в виде номера абонентского ящика не может свидетельствовать о перемене юридического адреса (адреса осуществления деятельности) Ларгина В.В., указанного в исполнительном листе. Учитывая, что в заявлении от 26.11.2013 иного адреса для направления ответа указано не было, судебный пристав-исполнитель правомерно направил ответ                    по адресу Ларгина В.В., указанному в исполнительном листе.

Учитывая, что при рассмотрении дела не было установлено противоправного бездействия судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства № 2293/13/46/58, нарушающего права и законные интересы заявителя, оснований для удовлетворения требований заявителя суд не усмотрел.

 

По ограничению выезда за пределы Российской Федерации

 

В отчетном периоде в суды было подано 3 заявления данной категории,                     ни одно из которых не было признано судом обоснованным, в аналогичном периоде 2013 года также имелось 3 подобных заявления, из которых удовлетворенных               не было.

Светлова И.В. обратилась в Зареченский городской суд Пензенской области            с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя Зареченского городского отдела судебных приставов, связанных с вынесением постановления  от 19.02.2014  о временном ограничении на выезд должника                   из Российской Федерации.

В обоснование своих требований заявитель указывал, что 07.02.2014  направил в адрес городского отдела судебных приставов заявление                                  о приостановлении исполнительного производства, возбужденного в отношении нее, на время рассмотрения заявления о рассрочке исполнения решения суда. Данное заявление было получено судебным приставом-исполнителем 10.02.2014, однако, оно было проигнорировано и вынесено постановление  о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Кроме того, должником было указано, что  ее о работа по закупкам                         и продажам в сфере индустрии моды связана с выездом за границу,                                    в доказательство чего была представлена копия трудовой книжки. Ввиду чего оспариваемое постановление приведет к невозможности выполнения трудовых обязанностей и её увольнению, что сделает невозможным исполнение решения суда о взыскании денежных средств.

Исследовав материалы гражданского дела, а также представленные суду материалы сводного исполнительного производства, суд пришел к выводу об отказе заявителю в удовлетворении требований по следующим основаниям.

Как указано в определении Конституционного суда РФ от 24.02.2005                     № 291-О, возможность временного ограничения права на выезд из Российской Федерации в случае уклонения от исполнения обязательств, наложенных на него судом, направлена на защиту конституционно значимых целей и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Согласно ч. 1 ст. 67 ФЗ «Об исполнительном производстве»                                 при неисполнении должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин требований, содержащихся                               в исполнительном документе, сумма задолженности по которому превышает десять тысяч рублей, или исполнительном документе неимущественного характера, выданных на основании судебного акта или являющихся судебным актом, судебный пристав-исполнитель вправе по заявлению взыскателя или собственной инициативе вынести постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Решением Зареченского городского суда Пензенской области от 24.10.2013              со Светловой И.В. пользу Буклиной М.В. взыскана сумма в размере 498 100 руб.

04.02.2014 Зареченским городским отделом судебных приставов Управления было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства.

19.02.2014, после истечения пятидневного срока для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Денежные средства в размере 8000 руб. взысканные с должника в счет погашения задолженности и перечисленные взыскателю согласно постановления судебного пристава-исполнителя о распределении денежных средств, поступающих во временное распоряжение от 26.03.2014, не могут свидетельствовать                              о надлежащем и добросовестном исполнении требований исполнительного документа со стороны должника, поскольку в период с октября 2013 года по март 2014 года никаких перечислений со стороны Светловой И.В. в счет погашения задолженности не было.

Таким образом, по мнению суда, действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о временном ограничении на выезд должника                  из Российской Федерации были совершены в строгом соответствии с нормами действующего законодательства и  с учётом всех имеющихся обстоятельств.

 

По аресту имущества, наложению запрета

на совершение регистрационных действий

 

В отчетном периоде в суды было предъявлено 31 заявление данной категории, из которых удовлетворено 1. За первое полугодие 2013 года было рассмотрено               22 заявления, из которых удовлетворенных не имелось.

Сельскохозяйственный производственный кооператив «Старт» (далее –заявитель, СПК «Старт»), являющийся должником по сводному исполнительному производству № 18880/12/35/58-СД, обратился в арбитражный суд с заявлением,              в котором просит признать незаконным акт о наложении ареста (описи имущества) судебного пристава-исполнителя Мокшанского районного отдела судебных приставов Управления от 27.11.2013 и обязать судебного пристава-исполнителя снять арест со следующего имущества: молодняка 2013 года – 17 голов, молодняка 2012 года – 15 голов.

В обоснование заявленных требований заявитель сослался на ст.ст. 79 и 80 Закона об исполнительном производстве и ст. 37 Федерального закона                            от 08.12.1995 года № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации». Заявитель указывает, что молодняк 2012 и 2013 года, на который наложен арест, относится             к неделимому фонду СПК «Старт» и на него не может быть обращено взыскание.

Пунктом 7 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве арест имущества должника отнесён к исполнительным действиям, которые судебный пристав-исполнитель вправе совершать в целях обеспечения исполнение исполнительного документа.

Основания и порядок наложения ареста на имущество должника                           по исполнительному производству предусмотрены статьёй 80 Закона                              об исполнительном производстве, п. 1 ч. 3 которой предусматривает возможность наложения ареста на имущество должника для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации.

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что заявитель является должником по сводному исполнительному производству                                   № 18880/12/35/58-СД, совокупная задолженность по которому составляет более 400 000 руб.

В материалах дела имеются доказательства того, что денежные средства                на счетах заявителя отсутствуют, имеется картотека к расчётному счёту, отсутствуют денежные средства в кассе, сельскохозяйственная техника за ним               не зарегистрирована. Судебным приставом-исполнителем наложены ограничения проведения расходных операций по кассе СПК «Старт».

27.11.2013 судебным приставом-исполнителем вынесено постановление                о наложении ареста на имущество должника и актом о наложении ареста (описи имущества) от 27.11.2013 наложен арест на имущество заявителя на сумму 359000 руб.

Оценив представленные в материалы дела доказательства с учётом положений статьи 71 АПК РФ, суд пришёл к выводу, что постановление                           о наложении ареста на имущество должника от 27.11.2013 вынесено при наличии на то законных оснований, арест имущества должника произведён в соответствии  с требованиями ст. 80 Закона об исполнительном производстве, процессуальных нарушений и нарушения прав и законных интересов СПК «Старт» при аресте имущества не допущено. Стоимость арестованного имущества не превышает размера долга по сводному исполнительному производству. Доказательств обратного заявителем в материалы дела не представлено.

В соответствии с ч. 2 ст. 79 Закона об исполнительном производстве перечень имущества должника-организации, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается федеральным законом.

Учитывая, что по своей организационно-правовой форме заявитель является сельскохозяйственным производственным кооперативом, на него распространяется действие Федерального закона от 8.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (далее - Федеральный закон № 193-ФЗ), п. 7 ст. 37 которого установлено, что по долгам кооператива взыскание не может быть обращено                  на отнесённое в установленном порядке к неделимым фондам имущество кооператива.

Согласно п. 4 ст. 34 Федерального закона № 193-ФЗ для осуществления своей деятельности кооператив формирует фонды, составляющие имущество кооператива. Виды и размеры этих фондов, порядок их формирования                             и использования устанавливаются общим собранием членов кооператива                             в соответствии с настоящим Федеральным законом и уставом кооператива.

В соответствии с п. 5 ст. 34 Федерального закона № 193-ФЗ уставом кооператива может быть предусмотрено, что определенную часть принадлежащего кооперативу имущества составляют неделимые фонды. Решение об образовании,             о размере неделимых фондов и видах относимого к неделимым фондам имущества принимается членами кооператива единогласно, если иное не предусмотрено уставом кооператива.

Согласно пп. 8 п. 1 ст. 11 Федерального закона № 193-ФЗ устав кооператива должен содержать обязательные сведения, включающие в себя размеры и условия образования неделимых фондов, если они предусмотрены.

Согласно п. 1.8 Устава СПК «Старт» кооператив может создавать резервный и другие неделимые фонды.

В соответствии с п.п. 7.2.3. и 7.2.4. Устава СПК «Старт» неделимыми фондами кооператива являются резервный фонд, фонд накопления и развития кооператива, фонд потребления. Порядок формирования и использования паевого и неделимых фондов определяется Положением о формировании и использовании фондов кооператива.

Определением суда от 23.01.2014 заявителю было предложено представит             в материалы дела Положение о порядке формирования неделимого фонда. Данный документ в материалы дела представлен не был, представитель заявителя                         в судебном заседании пояснила, что никакого положения о неделимом фонде в СПК «Старт» не принималось и что для запрета обращения взыскания на имущество кооператива достаточно упоминания о неделимом фонде в Федеральном законе            № 193-ФЗ.

Межу тем, из анализа приведённых выше положений законодательства следует, что обязательным условием для создания неделимого фонда в кооперативе является включение в Устав кооператива обязательных сведений о видах, размерах и условия образования и использования неделимых фондов.

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что Устав                          СПК «Старт» таких положений не содержит, но предусматривает принятие отдельного Положения о формировании и использовании фондов кооператива, однако,  Положение о формировании и использовании фондов кооператива                     в СПК «Старт» не принималось.

С учётом изложенного суд приходит к выводу, что в СПК «Старт» неделимые фонды отсутствуют, в связи с чем отнесение какого-либо имущества СПК «Старт» к неделимым фондам невозможно.

В этой связи суд не принял в качестве доказательств представленные заявителем в материалы дела протоколы общего собрания членов сельскохозяйственного производственного кооператива «Старт» от 30.07.2012                     и от 23.08.2013 о передаче молодняка 2012 года и 2013 года в неделимый фонд кооператива.

Кроме того, указанные документы не отвечают требованиям о допустимости доказательств, предусмотренным ст. 68 АПК РФ. Так, в силу п. 5 ст. 34 Федерального закона № 193-ФЗ решение об образовании, о размере неделимых фондов и видах относимого к неделимым фондам имущества принимается членами кооператива единогласно, поскольку иное не установлено Уставом СПК «Старт». Согласно п.п. 8 и 10 ст. 24 Федерального закона № 193-ФЗ и п. 6.4.23 Устава             СПК «Старт» решение общего собрания членов кооператива оформляется протоколом, который составляется в ходе этого собрания и оформляется не менее чем в двух экземплярах не позднее чем через десять дней после окончания этого собрания. Каждый из двух экземпляров протокола общего собрания членов кооператива должен быть подписан председателем и секретарем этого собрания, председателем кооператива и по решению общего собрания членов кооператива членами наблюдательного совета кооператива или не менее чем тремя иными членами кооператива. Если одно из лиц, которые должны подписать протокол общего собрания членов кооператива, отказывается его подписать, оно обязано указать в протоколе этого собрания причины своего отказа.

Представленные в материалы дела протоколы от 23.08.2013 и от 30.07.2012          в нарушение приведённых выше норм законодательства и Устава СПК «Старт» подписаны только председателем собрания и секретарём собрания.

Однако в судебное заседание 18.02.2014 представителем заявителя были представлены копии протоколов общего собрания членов сельскохозяйственного производственного кооператива «Старт» от 30.07.2012 и от 23.08.2013 с подписями всех членов СПК «Старт». Как пояснила в судебном заседании представитель СПК «Старт», данные протоколы с подписями всех членов СПК «Старт» были оформлены после состоявшегося 23.01.2014 судебного заседания по настоящему делу. Следовательно, протоколы от 30.07.2012 и от 23.08.2013, копии которых представленные в судебное заседание 18.02.2014, составлены с нарушением требований приведённых выше норм статьи 24 Федерального закона № 193-ФЗ               и пункта 6.4.23 Устава СПК «Старт» и не могут быть приняты судом в качестве доказательств по делу.

Суд также установил, что ни указанные выше протоколы от 30.07.2012                    и от 23.08.2013, ни документы об учёте движения скота и птицы СПК «Старт»,             не позволяют идентифицировать имущество (молодняк), о передаче которого                  в неделимый фонд заявляет СПК «Старт», поскольку указанные документы                  не содержат никаких идентифицирующих признаков конкретных особей молодняка.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что заявителем вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ не представлено надлежащих доказательств отнесения имущества, на которое судебным приставом-исполнителем наложен арест оспариваемым актом о наложении ареста (описи имущества) от 27.11.2013,             к неделимым фондам СПК «Старт». Каких-либо нарушений Закона                                 об исполнительном производстве при осуществлении ареста со стороны судебного пристава-исполнителя судом не установлено, нарушений прав и законных интересов СПК «Старт» не допущено. Законный представитель СПК «Старт» присутствовал при наложении ареста, его права ему были разъяснены под роспись, никаких замечаний относительно состава имущества, подвергнутого аресту,                     и процедуры проведения ареста им не заявлено.

Принимая во внимание, что судом при рассмотрении дела не установлено совокупности обстоятельств, являющихся основанием для признания незаконным ареста имущества СПК «Старт», оформленного актом о наложении ареста (описи имущества) от 27.11.2013 требования заявителя удовлетворению не подлежат.

 

По реализации арестованного имущества

 

В отчетном периоде было предъявлено 7 заявлений данной категории,                удовлетворенных не имеется. В аналогичном периоде прошлого года было рассмотрено 10 заявлений данной категории, 1 из которых было удовлетворено.

Руднева Т.Г. обратилась в Первомайский районый суд г. Пензы с заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя Первомайского районного отдела судебных приставов Управления по передаче взыскателю нереализованного имущества должника в виде земельного участка                                    и расположенного на нем жилого дома.

В обоснование своих требований заявитель указывал, что судебный пристав-исполнитель в нарушение действующего законодательства об исполнительном производстве передал нереализованное имущество должника взыскателю, вынеся оспариваемое постановление от 21.03.2014, еще до вступления в законную силу решения суда, которым было отказано в удовлетворении её заявления                             об оспаривании постановления судебного пристава о снижении цены арестованного имущества на 15%. Кроме того, она обратилась в суд с иском                     о признании незаконными повторных торгов по сниженной на 15 % цене                        и о приостановлении исполнительного производства. Также Руднева Т.Г. в акте передачи  нереализованного имущества указала, что несогласна с действиями судебного пристава-исполнителя, посчитав что этого будет достаточно для того чтобы  имущество не было передано.

Доводы заявления о том, что передача нереализованного имущества взыскателю была произведена до вступления в законную силу решения Первомайского районного суда г. Пензы от 04.03.2014 по делу об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о снижении стоимости арестованного имущества на 15%, по мнению суда, не являются основанием для удовлетворения заявления, поскольку, как следует из материалов исполнительного производства, на момент передачи нереализованного имущества взыскателю 21.03.2014 исполнительное производство приостановлено не было, положения ст.ст. 39, 40 Закона об исполнительном производстве не содержат требований об обязательности приостановления исполнительного производства в указанном случае. Определением Первомайского районного суда г. Пензы от 27.03.2014 исковое заявление Рудевой Т.Г. к ООО «Промресурс» о признании торгов                      по реализации арестованного имущества недействительными возвращено заявителю в связи с неподсудностью.

Таким образом, нарушения прав и законных интересов заявителя оспариваемым постановлением судом при рассмотрении дела выявлено не было. Кроме того, заявителем был пропущен десятидневный срок для обжалования постановления судебного пристава-исполнителя, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

При таких обстоятельствах суд не нашел оснований для удовлетворения заявления Рудневой Т.Г. об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о передаче взыскателю арестованного имущества должника.

 

По исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов

 

За 6 месяцев 2014 года в судах Пензенской области рассматривалось                      21 заявление по данной категории, 1 заявление было удовлетворенно.                             За аналогичные период 2013 года было рассмотрено 15 подобных заявлений,                   1 из которых судом было признано обоснованным.

Маринин С.В. обратился в Никольский районный суд Пензенской области             с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя                 о расчете задолженности по алиментам.

В обоснование своих требований заявитель указывал, что на основании постановления судебного пристава-исполнителя Никольского районного отдела судебных приставов Управления Горшенина А.И. от 13.11.2013 ему была определена задолженность по алиментам на содержание несовершеннолетнего ребенка, по состоянию на 01.11.2013 в размере 350 211, 25 руб. С определенным  размером задолженности он не согласен, поскольку исполнительный лист                       о взыскании с него алиментов, предъявленный к исполнению в службу судебных приставов в 2008 году, был отозван взыскателем в 2010 и вновь предъявлен                      к исполнению 18.09.2012, поэтому размер задолженности должен быть определен за три года предшествующих повторному предъявлению исполнительного листа                  к исполнению года. Кроме того, с 03.04.2013 по 12.07.2013 он находился                          на стационарном лечении, о чем судебному приставу-исполнителю было известно, в соответствии с чем данный период также не может быть включен для определения задолженности.

Исследовав материалы дела, выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, Никольский районный суд Пензенской области установил следующее.

17.06.2008 судебным приставом-исполнителем Никольского районного отдела Управления возбуждено исполнительное производство № 39/6815/953/7/2008                   о взыскании с Маринина С.В. в пользу органа опеки и попечительства Советского района Тюменской области алиментов на содержание дочери в размере 1/4 части всех видов заработка. Начиная с 03.04.2008.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 21.01.2010 исполнительный лист был возвращен по заявлению взыскателя, исполнительное производство окончено.

Повторно исполнительный лист был предъявлен к исполнению 17.09.2012,              в связи с чем постановлением от 18.09.2012 было возбуждено исполнительное производство №9100/12/36/58.

Постановлением о расчете задолженности по алиментам от 13.11.2013 судебным приставом-исполнителем был определен размер задолженности Маринина С.В. по алиментам по состоянию на 01.11.2013 в размере 350 211, 25 руб. за период с 2008 по 2013 год, когда должник не выплачивал алименты.

Согласно ч.ч. 2, 3, 4 Закона об исполнительном производстве размер задолженности по алиментам определяется в постановлении судебного пристава-исполнителя исходя из размера алиментов, установленного судебным актом                или соглашением об уплате алиментов.

Размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в долях к заработку должника, определяется исходя из заработка и иного дохода должника за период, в течение которого взыскание алиментов                            не производилось. Если должник в этот период не работал либо не были представлены документы о его доходах за этот период, то задолженность                       по алиментам определяется исходя из размера средней заработной платы                        в Российской Федерации на момент взыскания задолженности.

В случае, когда определенный судебным приставом-исполнителем размер задолженности по алиментам нарушает интересы одной из сторон исполнительного производства, сторона, интересы которой нарушены, вправе обратиться в суд с иском об определении размера задолженности.

В силу ч.ч. 1, 2, 5, ст. 113 Семейного кодекса Российской Федерации взыскание алиментов за прошедший период на основании соглашения об уплате алиментов или на основании исполнительного листа производится в пределах трехлетнего срока, предшествующего предъявлению исполнительного листа или нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов к взысканию. В тех случаях, когда удержание алиментов на основании соглашения об уплате алиментов или на основании исполнительного листа не производилось по вине лица, обязанного уплачивать алименты, взыскание алиментов производится за весь период независимо от установленного п. 2 ст. 107 настоящего Кодекса трехлетнего срока.

Таким образом, суд пришел к выводу, что у судебного пристава-исполнителя не имелось законных оснований для расчета задолженности по алиментам                     за период с 03.04.2008 по 16.09.2012, так как исполнительный лист, после января 2010 был предъявлен к исполнению 17.09.2013.

Расчет задолженности по алиментам судебный пристав-исполнитель                      в данном случае должен был произвести в соответствии со ст. 113 Семейного кодекса Российской Федерации, в пределах трехлетнего срока, с момента повторного предъявления исполнительного листа к исполнению, т.е. с 17.09.2009.

Доводу Управления о том, что уплата алиментов не производилась по вине лица, обязанного уплачивать алименты, в соответствие с положениями ч. 2 ст. 13 Семейного кодекса Российской Федерации и расчет задолженности произведен правильно за весь период независимо от трехлетнего срока не были приняты                  во внимание судом.

Требования заявителя о том, что в период его нахождения на стационарном лечении в тубдиспансере, с него не должны были взыскивать алименты суд нашел несостоятельными, так как должник в суд с заявлением об освобождении                      его от уплаты алиментов или о снижении размера алиментов за указанный период не обращался, а в компетенцию судебного пристава-исполнителя данный вопрос  не входит.

Таким образом суд посчитал, что заявление Маринина С.В. подлежит частичному удовлетворению в части определения задолженности по алиментам               за период с 17.06.2008 по 16.09.2009.

Не согласившись с указанным решением суда Управлением была подана апелляционная жалоба в Пензенский областной суд, однако суд апелляционной инстанции оставил решение Никольского районного суда Пензенской области             без изменений.

 

По обращению взыскания на денежные средства

 

В отчетном периоде в суды Пензенской области было подано 17 заявлений заинтересованных лиц об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей, связанных с обращением взыскания на денежные средства должника, из них 3 удовлетворены. В первом полугодии 2013 года судами было рассмотрено 15 заявлений данной категории, удовлетворенных не имелось.

Закрытое акционерное общество «Сердобский машиностроительный завод» (далее – Общество, ЗАО «СМЗ») обратилось в арбитражный суд с заявлением                 о признании недействительными постановления судебного пристава-исполнителя Сердобского районного отдела судебных приставов Управления Банниковой Ю.А.   о снятии ареста и обращении взыскания на денежные средства, находящиеся                 на счете ЗАО «СМЗ» принятого в рамках исполнительного производства                            № 15564/13/43/58.

Исследовав материалы дела, выслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд установил следующее.

02.10.2013 судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа арбитражного суда Пензенской области АС № 004813051            и заявления взыскателя – ООО «СтройМашСервис» в отношении ЗАО «СМЗ» возбуждено исполнительное производство № 15564/13/43/58 о взыскании                        с общества 8067192,53 руб.

В рамках названного исполнительного производства 05.11.2013 судебным приставом-исполнителем было принято постановление о снятии ареста                            и обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счете ЗАО «СМЗ» № 40702810516010003328, открытом в ГЛОБЭКСБАНКе.

В силу положений ч. 1 ст. 68 Закона об исполнительном производстве мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу.

Меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем после возбуждения исполнительного производства. Если                            в соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливается срок                     для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, то меры принудительного исполнения применяются после истечения такого срока (ч. 2 ст. 68 Закона об исполнительном производстве).

Согласно ч. 3 названной статьи Закона мерами принудительного исполнения являются, в числе прочего обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги.

В силу ч. 5 ст. 45 Закона об исполнительном производстве судебный акт, акт другого органа или должностного лица о приостановлении или прекращении исполнения исполнительного документа подлежит немедленному исполнению                с момента его получения судебным приставом-исполнителем.

В соответствии с ч. 6 ст. 45 Закона об исполнительном производстве                     по приостановленному исполнительному производству до его возобновления применение мер принудительного исполнения не допускается.

Как видно из материалов дела и подтверждено в судебном заседании, определением арбитражного суда Пензенской области от 01.11.2013 по делу                  № А49-5782/2012 исполнительное производство № 15564/13/43/58, возбужденное    в отношении ЗАО «СМЗ», приостановлено до рассмотрения Федеральным арбитражным судом Поволжского округа кассационной жалобы по указанному делу.

В судебном заседании 25.10.2013 по рассмотрению заявления общества                 о приостановлении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель участвовала до перерыва, объявленного судом до 01.11.2013.

О перерыве в судебном заседании судебный пристав-исполнитель была извещена надлежащим образом, вместе с тем, после перерыва в судебное заседание не явилась.

Таким образом, судебный пристав-исполнитель был надлежащим образом уведомлен о начавшемся процессе по рассмотрению судом заявления                                о приостановлении спорного исполнительного производства, в связи с чем мог принять все предусмотренные законодательством меры по сбору информации                  о результатах рассмотрения заявления о приостановлении исполнительного производства.

Никаких мер по получению указанной информации судебным приставом-исполнителем не было принято. Напротив, 05.11.2013 после уведомления                    его заявителем о приостановлении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель вынес оспариваемое по настоящему делу постановление                о снятии ареста и обращении взыскания на денежные средства должника.

Указанное постановление является мерой принудительного исполнения, примененной судебным приставом-исполнителем после приостановления исполнительного производства, что недопустимо в силу действующего законодательства об исполнительном производстве.

Доводы Управления о том, что оспариваемое постановление не было принято к исполнению банком ввиду описки в сумме, подлежащей списанию, и не могло нарушить права и законные интересы заявителя, судом во внимание  приняты               не были.

При изложенных обстоятельствах арбитражный суд пришел к выводу о том, что оспариваемое постановление вынесено судебным приставом-исполнителем              с превышением предоставленных ему полномочий при отсутствии на то законных оснований, не соответствует нормам Закона об исполнительном производстве, Закона о судебных приставах и нарушает права и законные интересы заявителя.

Не согласившись с выводом Арбитражного суда Пензенской области, решение суда было оспорено Управлением в суде апелляционной, а затем                          и кассационной инстанции. Однако апелляционная и кассационная жалобы Управления были оставлены без удовлетворения.

 

По исполнению исполнительных документов неимущественного характера,               в том числе о вселении (выселении)

 

За 6 месяцев 2014 года в судах Пензенской области рассматривалось                      10 заявлений по данной категории, 1 заявление было удовлетворенно.                             За аналогичные период 2013 года данные заявления судами к производству                      не принимались.

Индивидуальный предприниматель Рычагов С.А., являющийся должником     по исполнительному производству № 61780/13/23/58 (далее – заявитель,                       ИП Рычагов С.А.), обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Железнодорожного районного отдела судебных приставов Управления Чернова М.В. по подключению ООО «Ростагро» к электрическим сетям посредством ТП 359Н, принадлежащей ИП Рычагову С.А.

Впоследствии заявитель письменно уточнил заявленные требования и просил признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя по обеспечению доступа 30.10.2013 представителей ООО «Ростагро» к ТП 359Н для проведения работ по устройству временной воздушной кабельной линии электроснабжения, опор и ферм для её прокладки до энергопринимающих устройств истца.

В обоснование заявленных требований заявитель сослался на допущенные судебным приставом-исполнителем при совершении исполнительских действий 30.10.2013 нарушения требований ст. 24 Закона об исполнительном производстве,    а именно заявитель не был извещён о месте и времени совершения исполнительских действий. В нарушение Межотраслевых правил по охране труда (правила безопасности) при эксплуатации электроустановок ПОТ РМ-016-2001 была отключена от электроснабжения производственная площадка № 3, в связи             с чем отсутствует возможность вести подготовительные работы для монтажа дорогостоящего оборудования.

Исследовав материалы дела, заслушав объяснения присутствующих                         в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд установил следующее.

Рычагов С.А. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и одновременно является единственным участником и генеральным директором ООО «Русский кондитер».

Определением Арбитражного суда Пензенской области от 07.10.2013 по делу № А49-7321/2013 были приняты обеспечительные меры в виде возложения обязанности на ИП Рычагова С.А. и третьих лиц: ОАО «МРСК Волги» в лице филиала «Пензаэнерго», Зимова А.В. и Зимова Р.В. в лице их законного представителя Зимова В.В., а также ООО «Русский кондитер» обеспечить уполномоченным истцом лицам (по доверенности или договору), имеющим соответствующие допуски (разрешения, лицензии) доступ к ТП 359Н для проведения работ по устройству временной воздушной кабельной линии электроснабжения, опор и ферм для её прокладки до энергопринимающих устройств истца. В целях принудительного исполнения определения суда выдан исполнительный лист от 07.10.2013 серии АС № 004816538.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 08.10.2013 на основании исполнительного листа было возбуждено исполнительное производство                         № 61780/13/23/58, срок для его добровольного исполнения установлен не был              на основании пп. 6 п. 14 ст. 30 Закона об исполнительном производстве. Копия постановления была вручена представителям ОАО «МРСК Волги» в лице филиала «Пензаэнерго и представителю ООО «Русский кондитер» 10.10.2013, о чём имеются их подписи в постановлении. ИП Рычагов С.А. от получения постановления отказался, что зафиксировано в постановлении судебным приставом-исполнителем в присутствии понятых. Представитель взыскателя ООО «Ростагро» и Зимов В.В. копию постановления о возбуждении исполнительного производства получили 28.10.2013, о чём свидетельствуют их расписки                           в получении. В тот же день повторно постановление о возбуждении исполнительного производства было вручено представителю ООО «Русский кондитер» и ОАО «МРСК Волги» филиал «Пензаэнерго».

В соответствии с ч. 1 ст. 96 АПК РФ определение арбитражного суда                    об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов арбитражного суда.

В соответствии с ч. 2 ст. 24 Закона об исполнительном производстве                      в случаях, когда исполнительный лист подлежит немедленному исполнению,                   а также при наложении ареста на имущество и принятии иных обеспечительных мер судебный пристав-исполнитель вправе совершать исполнительные действия                  и применять меры принудительного исполнения без предварительного уведомления об этом лиц, участвующих в исполнительном производстве. При этом судебный пристав-исполнитель обязан уведомить указанных лиц о применении                            мер принудительного исполнения не позднее следующего рабочего дня после дня их совершения или применения.

Учитывая приведённые нормы законодательства, судебный пристав-исполнитель обязан был немедленно после поступления к нему исполнительного листа возбудить исполнительное производство и принять меры к исполнению требований исполнительного документа должниками. Заявитель полагает, что 30.10.2013 судебный пристав-исполнитель незаконно осуществил допуск уполномоченных ООО «Ростагро» лиц к ТП 359Н для проведения работ                       по устройству временной воздушной кабельной линии электроснабжения, опор              и ферм для её прокладки до энергопринимающих устройств истца.

Между тем, судом при рассмотрении настоящего дела установлено, что обязанность обеспечить доступ уполномоченным ООО «Ротагро» лицам                      (по доверенности или договору), имеющим соответствующие допуски (разрешения, лицензии) к ТП 359Н для проведения работ по устройству временной воздушной кабельной линии электроснабжения, опор и ферм для её прокладки             до энергопринимающих устройств ООО «Ростагро», в соответствии с требованиями исполнительного документа возложена на должников, указанных в исполнительном листе, в том числе и на ИП Рычагова С.А.

Заявитель ошибочно полагает, что требования исполнительного документа налагают обязанность по их исполнению на судебного пристава-исполнителя. Согласно своему правовому статусу судебный пристав-исполнителя является должностным лицом, которое мерами государственного принуждения должно обеспечить своевременное и правильное исполнение требований исполнительного документа должниками. С этой целью Закон о судебных приставах наделил судебных приставов правом в процессе исполнения требований исполнительного документа совершать исполнительные действия, перечень которых предусмотрен ст. 64. Данный перечень не является исчерпывающим и в силу п. 17 ч. 1 ст. 64 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного и правильного исполнения исполнительных документов.

В рассматриваемом случае судебный пристав-исполнитель трижды предъявлял письменные требования к должникам по исполнительному производству об исполнении ими требований исполнительного документа, в том числе и требование от 29.10.2013, которым обязанность совершения соответствующих действий должникам по исполнительному производству устанавливалась в 11:00 часов 30.10.2013 года. В назначенное время                                он присутствовал в месте исполнения требований исполнительного документа                 с целью контроля за исполнением должниками требований исполнительного документа, что отражено в акте совершения исполнительных действий                              от 30.10.2013. Доступ лиц, уполномоченных ООО «Ростагро», к ТП 359Н обеспечивался должниками по исполнительному производству ОАО «МРСК Волги» филиал «Пензаэнерго» и Зимовым В.В. При этом Зимов В.В. как законный представитель сособственников ТП 359Н разрешил взыскателю ООО «Ростарго» срезать с ТП 359Н замок для доступа к оборудованию. Представитель ОАО «МРСК Волги» филиал «Пензаэнерго» заместитель главного инженера, являющийся специалистом в вопросах технического подключения энергопринимающих устройств, лично проверил и установил наличие всех необходимых допусков                  и разрешений у лиц, осуществлявших устройство временной воздушной кабельной линии электроснабжения и подключение энергоснабжения ООО «Ростагро»                  по временной схеме от ТП 359Н, а также контролировал правильность производимых работ. Никаких замечаний в процессе их выполнения у него                   не возникло. При проведении работ также присутствовал главный инженер                 ООО «Русский кондитер» Сафронов Г.Г. (назначенный ответственным                              за электрохозяйство ООО «Русский кондитер» приказом от 09.01.2013 года                      № 4) и представитель ООО «Русский кондитер» Купцова Т.А., которые отказались исполнить требования исполнительного документа, ссылаясь на отсутствие указаний руководителя Рычагова С.А., который находился на лечении. Данные обстоятельства подтвердили в судебном заседании судебный пристав-исполнитель, представители ООО «Ростагро» и ОАО «МРСК Волги» филиал «Пензаэнерго».             В материалах дела имеются также акт совершения исполнительных действий                от 30.10.2013; договор подряда между ООО «Ростагро» (Заказчик) и ООО «Вектор» (Подрядчик) от 23.10.2013 на выполнение работ по устройству временной воздушной кабельной линии электроснабжения, опор и ферм для её прокладки              от ТП 359Н до энергопринимающих устройств Заказчика, а также работ                        по подключению кабеля в ТП 359Н; наряд-допуск № 42 для работы                                   в электроустановках, выданный 30.10.2013 в 10:00 часов; свидетельство                         от 29.06.2012 о допуске ООО «Вектор» к определённому виду или видам работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства; удостоверение сотрудника ООО «Вектор» Елинова Д.А. о допуске его к работе                                     на электроустановках напряжением до 1000 В и выше. Содержание этих документов согласуется с объяснениями указанных выше лиц и подтверждает изложенные выше обстоятельства.

Таким образом, судом было установлено и материалами дела подтверждено, что судебный пристав-исполнитель 30.10.2013 не совершал исполнительных действий по обеспечению доступа уполномоченным ООО «Ростагро» лицам                  к ТП 359Н. Эта обязанность возложена исполнительным документом на должников по исполнительному производству и исполнялась этими должниками: Зимовым В.В. и ОАО «МРСК Волги» филиал «Пензаэнерго». Судебный пристав-исполнитель правомерно в пределах своих полномочий 30.10.2013 присутствовал при исполнении должниками требований исполнительного документа, проводил опрос главного инженера ООО «Русский кондитер», зафиксировал ход и результат исполнения требований исполнительного документа должниками в акте совершения исполнительных действий от 30.10.2013 в присутствии понятых.

ИП Рычагов С.А. был извещён о возбуждении исполнительного производства, при этом отказался от получения постановления о возбуждении исполнительного производства, что является его правом. Факт отказа от получения им постановления зафиксирован судебным приставом-исполнителем с участием понятых. При этом факт обращения ИП Рычагова С.А. с заявлением                                о приостановлении исполнительного производства 14.10.2013 года свидетельствует о его осведомлённости о содержании его обязанностей по данному исполнительному производству. ИП Рычагов С.А. также отказался от получения требования судебного пристава-исполнителя от 16.10.2013, что также зафиксировано судебным приставом-исполнителем с участием понятых. Данные обстоятельства характеризуют действия ИП Рычагова С.А. как намеренное уклонение от исполнения требований исполнительного документа суда и законных требований судебного пристава-исполнителя. Согласно представленным                          в материалы дела больничным листам Рычагов С.А. находился на лечении                      с 09.10.2013 по 06.11.2013 года, вследствие чего не мог лично принимать участия             в исполнительных действиях и исполнить требования исполнительного документа. Вместе с тем, действуя добросовестно и разумно в качестве руководителя                        и единственного участника ООО «Русский кондитер» Рычагов С.А. имел возможность и обязан был назначить лицо, уполномоченное от имени                          ООО «Русский кондитер» исполнить требования исполнительного документа. Однако этого им сделано не было. При таких обстоятельствах болезнь Рычагова С.А. не может быть расценена судом как обстоятельство, препятствующее или исключающее возможность исполнения требований исполнительного документа,               в отношении которого законом предусмотрено немедленное исполнение.

Заявитель указывает, что судебным приставом-исполнителем были нарушены требования Межотраслевых правил по охране труда (правила безопасности)                при эксплуатации электроустановок» ПОТ РМ-016-2001. Между тем, согласно преамбуле указанных Правил, в них приведены требования к персоналу, производящему работы в электроустановках, определены порядок и условия производства работ, рассмотрены организационные и технические мероприятия, обеспечивающие безопасность работ, испытаний и измерений в электроустановках всех уровней напряжения.

Правила распространяются на работников организаций независимо от форм собственности и организационно-правовых форм и других физических лиц, занятых техническим обслуживанием электроустановок, проводящих в них оперативные переключения, организующих и выполняющих строительные, монтажные, наладочные, ремонтные работы, испытания и измерения.

Из приведённых норм следует, что соблюдение данных Правил возлагается на организации и физических лиц, занятых обслуживанием электроустановок, проводящих в них оперативные переключения, организующих и выполняющих строительные, монтажные, наладочные, ремонтные работы, испытания                           и измерения. В рассматриваемом случае такой организацией является                         ООО «Вектор». Судебный пристав-исполнитель ни в силу закона, ни в силу профессиональной квалификации не является лицом, занятым обслуживанием электроустановок, проводящим в них оперативные переключения, организующим и выполняющим строительные, монтажные, наладочные, ремонтные работы, испытания и измерения, в связи с чем на него не может быть возложена обязанность по выполнению указанных выше Правил в процессе осуществления его профессиональной деятельности.

Заявителем в материалы дела не представлено также доказательств нарушения его прав и законных интересов действиями судебного пристава-исполнителя. Так, заявитель указывает, что в результате допущенных нарушений была отключена от электроснабжения производственная площадка                                  № 3, отсутствует возможность вести подготовительные работы для монтажа дорогостоящего оборудования. Между тем, никаких доказательств принадлежности производственной площадки № 3 ИП Рычагову С.А., отключения                                    её электроснабжения и невозможности подключения её электроснабжения другим способом в материалы дела не представлено. При этом суд не усмотрел наличия какой-либо причинно-следственной связи между действиями судебного пристава-исполнителя и заявленными ИП Рычаговым С.А. последствиями.

Судом также  было учтено, что заявитель в случае нарушения его прав                  и законных интересов действиями лиц, непосредственно осуществлявших работы по устройству временной воздушной кабельной линии и подключению энергопринимающих устройств ООО «Ростагро» к ТП 359Н, может обратиться                     к ним с соответствующими требованиями, в том числе и в судебном порядке.

При таких обстоятельствах суд не установил совокупности обстоятельств для признания действий судебного пристава-исполнителя незаконными, в связи с чем           в удовлетворении требований заявителя было отказано.

 

По окончанию исполнительного производства

 

В отчетном периоде в судах Пензенской области рассматривалось                      20 заявлений по оспариванию постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, связанных с окончанием исполнительного производства,              которых удовлетворенных не имеется. За 6 месяцев 2013 года было рассмотрено                18 заявлений данной категории, при этом 1 было удовлетворено.

Уланов Ю.В., Козин В.А. обратились в Ленинский районный суд г. Пензы               с заявлением указав, что 08.01.2014 они получили постановление судебного пристава-исполнителя Ленинского районного отдела Управления от 18.12.2013 №1106140 об окончании сводного исполнительного производства №56/48/22609/21/2009 от 24.04.2009 в отношении правопреемников должника Байтимирова Р.Х Макаровой С.Р, Байтимировой В.И., Магдеевой С.Д в пользу Уланова Ю.В. в сумме 545085 руб. и в пользу Козина В. А. в сумме 367976 руб.

С данным постановлением заявители не согласны, считают его незаконным            и необоснованным, подлежащим отмене.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, материалы исполнительного производства, суд пришел к следующему.

24.09.2009 судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа от 03.06.2004 №2-612 было вынесено постановление                  о возбуждении исполнительного производства №56/48/22609/21/2009 в отношении должника Байтимирова Р.Х. на сумму 326021 руб. в пользу Уланова Ю.В.

Решением Железнодорожного районного суда г. Пензы от 05.11.2008 Байтимиров Р.Х., 19.03.1940 г.р. был признан умершим.

За умершим была зарегистрирована квартира, в связи с чем                                    по наследственному делу Байтимирова В.И., Магдеева С.Д., Макарова С.Н. наследуют по 1/6 доли квартиры, также были выданы свидетельства                                на неполученную пенсию в сумме 31234 руб.

В ходе проведения исполнительных действий установлена наследственная масса Байтимирова Р.Х в сумме 877234 руб. (1/2 доли квартиры – 846000 руб.                   и недополученная пенсия – 31234 руб.).

Определениями Ленинского районного суда г. Пензы 14.09.2009,                             от 29.07.2010 была произведена замена должника на Байтимирову В.И., Макарову С.Р., Магдееву С.Д. в пользу Уланова Ю.В. и от 24.08.2009 в пользу Козина В.А.

Общая сумма, причитающаяся к взысканию с правопреемников по сводному производству в пользу Уланова Ю.В. составила 545085 руб., в пользу Козина В.А. 367976 руб., всего 913061 руб.

Из состава всей наследственной массы был произведен расчет, по которому Уланову Ю.В. выплачена денежная сумма в размере 493858,70 руб., Козину В.А. выплачена денежная сумма в размере 333375,30 руб. В итоге наследственна масса оказалась исчерпана.

18.12.2013 судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об окончании исполнительных производств в связи с тем, что у должников отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание,                               в соответствии с п. 4 ч. 1ст. 46, п. 3 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве.

Судом также установлено, что в Ленинском районном отделе судебных приставов на исполнении находилось исполнительное производство №56/48/27420/21/2010 от 08.04.2010 о взыскании с Байтимирова Р.Х в пользу Гиверц Е.Г. денежной суммы в размере 90880 руб. По данному исполнительному производству также была произведена замена должника на его правопреемников.

17.06.2010 Гиверц Е.Г. по расписке получил от правопреемников денежную сумму в размере 50000 руб., и указал, что претензий не имеет.

18.06.2010 судебным приставом-исполнителем данное исполнительное производство было окончено.

В соответствии со ст. 34 ФЗ от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» возбужденные в отношении одного должника несколько исполнительных производств имущественного характера, а также возбужденные             в отношении нескольких должников исполнительные производства по солидарному взысканию в пользу одного взыскателя объединяются в сводное исполнительное производство.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем            в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

В обоснование своих требований заявители указывают, что                                     из наследственной массы было недоплачено Уланову Ю.В. – 29850 руб., а Козину В.А. – 20150 руб., в связи с тем, что судебным приставом-исполнителем был незаконно погашен долг перед Гиверц Е.Г. по расписке в размере 50000 руб.                     в рамках исполнительного производства №56/48/27420/21/2010.

Учитывая, что Гиверц Е.Г. как и заявители также являлся взыскателем                  по исполнительному производству, сумма в размере 50000 руб. была получена             им по расписке от 17.06.2010 от правопреемников должника в рамках исполнительного производства, которое было окончено фактическим исполнением, что подтверждается материалами исполнительного производства, суд считает,             что судебный пристав-исполнитель правомерно учел сумму 50000 руб. в размере наследственной массы и вынес оспариваемое постановление об окончании исполнительного производства, поскольку наследники, принявшие наследство отвечают по долгам наследодателя в пределах наследственной массы.

При этом суд не принял во внимание доводы заявителей о том,                           что исполнительное производство в пользу Гиверц Е.Г. не было объединено                      в сводное производство, поскольку, данное обстоятельство не может свидетельствовать о незаконности оспариваемого постановления.

Судом также не были приняты во внимание доводы заявителей о том,                  что на момент окончания исполнительного производства в пользу Гиверц Е.Г. в нем не было определения о замене стороны должника на правопреемников, Гиверц Е.Г. не являлся взыскателем, так как, данные доводы опровергаются исследованными по делу доказательствами.

Доводы заявителей о том, что от Гиверц Е.Г. не было никакого заявления               о прекращении исполнительного производства, оценка наследственной массы была проведена только 05.03.2012, также не могут служить основанием                                 для удовлетворения требований заявителей.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что заявление Уланова Ю.В., Козина В.А. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства является необоснованным и удовлетворению не подлежит.

 

По вынесению постановлений о взыскании исполнительского сбора

 

За 6 месяцев 2014 года в суды было подано 21 заявление заинтересованных лиц об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей по вынесению постановлений о взыскании исполнительского сбора, из которых 1 было признано обоснованным. За тот же период 2013 года судами было рассмотрено 16 заявление данной категории, из которых ни одно не удовлетворено.

Общество с ограниченной ответственностью Аудитораская фирма «Центр-Аудит» (далее – заявитель, Общество), являющееся должником                                       по исполнительному производству № 58704/13/48/58, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя Ленинского районного отдела судебных приставов Управления Пакайкиной Л.В. от 04.02.2014 о взыскании исполнительского сбора.

В обоснование заявленных требований заявитель сослался на отсутствие своей вины в неисполнении требований исполнительного документа                                    в установленный для добровольного исполнения срок. Заявитель полагает,                    что им своевременно были совершены все зависящие от него действия, направленные на исполнение требований исполнительного документа, о чём был проинформирован судебный пристав-исполнитель, в связи с чем постановление             о взыскании исполнительского сбора было вынесено им с нарушением требований ст. 112 Закона об исполнительном производстве. Кроме того, заявитель указывает на неправильное определение судебным приставом-исполнителем размера подлежащего взысканию исполнительского сбора, так как подлежала применению норма ч. 3 ст. 112 Закона об исполнительном производстве в редакции, действовавшей до 10.01.2014.

Исследовав материалы дела, заслушав объяснения присутствующих                       в судебном заседании представителей сторон, арбитражный суд установил следующее.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 09.12.2013                            на основании исполнительного листа арбитражного суда возбуждено исполнительное производство № 58704/13/48/58, в котором Общество является должником, срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа установлен в постановлении в пять дней с момента получения должником копии постановления. Постановление о возбуждении исполнительного производства получено Обществом 18.12.2013, о чём свидетельствует почтовое уведомление о вручении заказной корреспонденции.

В связи с неисполнением должником требований исполнительного документа в установленный срок 04.02.2014 судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании с Общества исполнительского сбора в размере 10000 руб. Постановлением судебного пристава-исполнителя от 04.02.2014  взыскание обращено на денежные средства должника, находящиеся в банке. 10.02.2014 сумма задолженности и исполнительский сбор в полном объёме взысканы с расчётного счёта Общества в ОАО Банк «Кузнецкий», постановлением судебного пристава-исполнителя от 20.02.2014 исполнительное производство № 58704/13/48/58 окончено.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 № 13-П, взыскание исполнительского сбора применяется в качестве санкции штрафного характера              за неисполнение исполнительного документа, а также является мерой публично-правовой ответственности, возникающей в связи с правонарушением, совершенным должником в процессе исполнительного производства. При этом размер исполнительского сбора (7 процентов) представляет собой лишь допустимый его максимум, верхнюю границу, и с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя,           его имущественного положения и иных существенных обстоятельств может быть снижен правоприменителем.

Следовательно, исходя из правовой сущности исполнительского сбора, как меры публично-правовой ответственности должника, возникающей в связи                     с правонарушением, совершенным в процессе исполнительного производства,               у судебного пристава-исполнителя имелись законные основания для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

Согласно ч. 3 ст. 112 Закона об исполнительном производстве (в редакции, действовавшей до 10.01.2014 года) исполнительский сбор устанавливается                     в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества, но не менее пятисот рублей с должника-гражданина              и пяти тысяч рублей с должника-организации. Федеральным законом                             от 28.12.2013№ 441-ФЗ, вступившим в силу 10.01.2014, минимальный размер исполнительского сбора увеличен, в частности, для юридических лиц он составил 10000 руб.

Учитывая, что исполнительский сбор по своей правовой природе является санкцией штрафного характера, при определении его размера должны учитываться нормы, регулирующие общие начала привлечения к ответственности за совершение правонарушений. Частью 1 ст. 54 Конституции Российской Федерации установлено, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. В силу ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации нормы Конституции Российской Федерации являются нормами прямого действия, поэтому отсутствие в Законе об исполнительном производстве положений, регулирующих действие во времени законодательства о взыскании исполнительского сбора, не препятствует применению к рассматриваемой ситуации конституционных норм. Данный конституционный принцип, в частности означает, что в случае ужесточения ответственности подлежит применению законодательство, действовавшее на момент совершения правонарушения, если оно предусматривало более мягкую ответственность.

Судом установлено, что обязанность по исполнению требований исполнительного документа в рамках исполнительного производства                               № 58704/13/48/58 возникла у Общества 18.12.2013, срок исполнения требований исполнительного документа истёк 26.12.2013. Таким образом, 26.12.2013                         у Общества имелся оконченный состав правонарушения, за совершение которого Законом об исполнительном производстве установлена ответственность в виде взыскания исполнительского сбора. На этот момент минимальный размер исполнительского сбора, составлял для юридических лиц 5000 руб. Этот размер исполнительского сбора должен был применяться судебным приставом-исполнителем независимо от даты вынесения им постановления о взыскании исполнительского сбора. Между тем, оспариваемым постановлением размер исполнительского сбора установлен в 10000 руб., что является неправомерным                  и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

При таких обстоятельствах суд счел, что требования заявителя подлежат частичному удовлетворению, постановление судебного пристава-исполнителя от 04.02.2014 о взыскании исполнительского сбора подлежит признанию недействительным в части взыскания с заявителя исполнительского сбора                          в размере 10000 руб.

 

Иные заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов исполнителей

 

В отчетном периоде 2014 года в суды подано 55 заявлений данной категории, из них 1 было удовлетворено. За 6 месяцев 2013 года рассмотрено 19 подобных заявлений, удовлетворенных не имелось.

Жуков Е.А. 06.12.2013 обратился в Октябрьский районный суд г. Пензы                   с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя Октябрьского районного отдела судебных приставов Управления Демидовой Ж.С. от 01.10.2013 о принудительном приводе.

В обоснование своих требований заявитель указывал, что он, являясь должником по исполнительному производству, о возбуждении которого он узнал 13.09.2013, был незаконно подвергнут принудительному приводу 07.10.2013                     к судебному приставу-исполнителю на основании постановления судебного пристава-исполнителя о принудительном приводе от 01.10.2013. Считает,                     что данное постановление является незаконным, поскольку никаких повесток              он не получал, от явки к судебному приставу-исполнителю не уклонялся.

Исследовав материалы дела, заслушав объяснения присутствующих                        в судебном заседании лиц, суд установил следующее.

Судебным приставом исполнителем Октябрьского районного отдела судебных приставов постановлением от 15.07.2013 было возбуждено исполнительное производство №68139/13/51/58 об обязании Жукова Е.А. возвратить ООО «Росток» кровать из спального гарнитура по договора купли-продажи от 12.06.2012 №52. Постановление направлено должнику заказным письмом с уведомлением лишь 25.07.2013 и 25.08.2013 возвращено в Октябрьский районный отдел судебных приставов с отметкой «по истечении сроков хранения».

Указанным постановлением должнику был установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с момента получения данного постановления.

13.09.2013 постановление о возбуждении исполнительного производства было выдано должнику на руки.

01.10.2013 за уклонение должника от явки по вызову к судебному приставу-исполнителю без уважительных причин вынесено постановление                                     о принудительном приводе Жукова Е.А. в Октябрьский районный отдел судебных приставов с 09.10.2013 по 11.10.2013. Данное постановление для исполнения было направлено начальнику отдела – старшему судебному приставу Пензенского городского отдела судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов Управления.

07.10.2013 был осуществлен принудительный привод должника к судебному приставу-исполнителю.

Согласно ч. 1 ст. 24 Закона об исполнительном производстве лица, участвующие в исполнительном производстве, извещаются о времени и месте совершения исполнительных действий или применения мер принудительного исполнения либо вызываются к судебному приставу-исполнителю повесткой                 с уведомлением о вручении, телефонограммой, телеграммой, с использованием электронной, иных видов связи и доставки или лицом, которому с его согласия судебный пристав-исполнитель поручает их доставить.

В соответствии с ч. 5 ст. 24 Закона об исполнительном производстве лица, уклоняющиеся от явки по вызову судебного пристава-исполнителя, могут подвергаться приводу на основании постановления судебного пристава-исполнителя, утверждаемого старшим судебным приставом или его заместителем.

Таким образом, как следует из указанных норм, единственным предусмотренным законом основанием для применения такой меры                              как принудительный привод является уклонение лица от явки.

На основании ст.ст. 27, 29 Закона об исполнительном производстве повестка, иное извещение, адресованные гражданину, вручаются ему лично под расписку           на подлежащем возврату в подразделение судебных приставов уведомлении                      о вручении.

Если лицо, доставляющее повестку, иное извещение, не застанет вызываемого гражданина по месту его жительства, то повестка, иное извещение вручаются кому-либо из проживающих совместно с ним совершеннолетних членов семьи с их согласия. В этом случае адресат считается извещенным.

При отсутствии адресата лицо, доставляющее повестку, иное извещение, отмечает на уведомлении о вручении, куда выбыл адресат и когда ожидается                его возвращение, или делает отметку об отсутствии таких сведений.

Лица, участвующие в исполнительном производстве, считаются извещенными, если:

1) адресат отказался от получения повестки, иного извещения;

2) несмотря на получение почтового извещения, адресат не явился                         за повесткой, иным извещением, направленными по его адресу;

3) повестка, иное извещение направлены по последнему известному месту жительства лица, участвующего в исполнительном производстве, или по адресу, сообщенному им в письменной форме судебному приставу-исполнителю                     для уведомления данного лица (в том числе по адресу электронной почты),                   или повестка, иное извещение направлены иным способом, указанным таким лицом, однако лицо направленные повестку, иное извещение не получило.

Каких-либо уведомлений о вручении повесток Жукову Е.А., телефонограмм, телеграмм и иных доказательств извещения должника о необходимости явки                    к судебному приставу-исполнителю материалы исполнительного производства                не содержат.

Довод представителя Управления о наличии основания для принудительного привода по причине вручения ему постановления о возбуждении исполнительного производства, в котором содержалось указание на его обязанность явиться                      к судебному приставу-исполнителю, не был принят судом, поскольку в данном постановлении не определено точное время явки к судебному приставу-исполнителю, что является нарушением ст.ст. 24, 25 Закона об исполнительном производстве.

Учитывая изложенное, суд принял решение об удовлетворении требований заявителя и об отмене оспариваемого постановления.

Судом апелляционной инстанции решение Октябрьского районного суда                         г. Пензы от 13.03.2014 было оставлено без изменений, а апелляционная жалоба Управления без удовлетворения.

 

Заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) иных должностных лиц

 

В первом полугодии 2014 году на рассмотрении в судах находилось                        22 заявления данной категории, из которых 4 удовлетворены. В аналогичном периоде прошлого года было рассмотрено 17 подобных заявлений, 2 были признаны обоснованными.

Жидов В.А. обратился в Октябрьский районный суд г. Пензы с заявлением              о признании незаконным и отмене постановления начальника отдела – старшего судебного пристава Межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Артемовой В.В. от 09.04.2014, которым заявитель признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 17.15 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 1000 руб.

В обоснование своих требований, Жидов В.А. указывал, что отсутствует             его вина в неисполнении требований исполнительного документа о сносе самовольной постройки, в которой кроме него проживает и зарегистрирована его супруга Жидова В.К., а судебный акт, обязывающий указанное лицо освободить помещение, подлежащее сносу, отсутствует.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, суд не нашел оснований для отмены обжалуемого постановления, исходя из следующего.

Частью 1ст. 17.15 КоАП РФ установлена административная ответственность за неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

24.03.2014 по исполнительному производству №1208/14/14/58 от 17.01.2014 судебным приставом-исполнителем Жидову В.А. было вручено требование                   об исполнении обязанности по сносу самовольной постройки до 02.04.2014. Актом от 02.04.2014 судебным приставом-исполнителем было зафиксировано,                        что решение суда по сносу самовольной постройки должником не исполнено.

Таким образом, факт совершения Жидовым В.А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела. Штраф в размере 1000 руб. был назначен в пределах санкции, предусмотренных ч.1 ст. 17.15 КоАП РФ.

Нарушений требований КоАП РФ в ходе производства по делу допущено             не было.

Доводы представителя Жидова В.А. об отсутствии его вины в совершении указанного административного правонарушения признаны судом несостоятельными исходя из следующего.

Согласно ч.ч. 1 и 2 ст. 6 Федерального закона «О судебной системе Российской Федерации», ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения физических                и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Под уважительными причинами понимаются чрезвычайные, объективно непредотвратимые обстоятельства и другие непредвиденные, непреодолимые препятствия, находящиеся вне контроля должника, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения требований исполнительного документа (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 № 13-П)

Вместе с тем, сама регистрация и проживание Жидовой В.К. в самовольной постройке, которая при наличие вступившего в законную силу решения суда                       о ее сносе не является объектом гражданских прав, не может быть отнесено к числу указанных чрезвычайных и объективно непредотвратимых обстоятельств, освобождающих должника от исполнения судебного решения.

При этом судом было учтено наличие решения Октябрьского районного суда г. Пензы от 15.11.2011 об отказе в удовлетворении исковых требований                       ООО «Газпром трансгаз Нижний Новгород» в лице филиала – Пензенское ЛПУМГ к Жидову В.А. и Жидовой В.К. о выселении и снятии с регистрационного учета, что свидетельствует о возможности исполнения решения суда от 19.03.2010,                 на основании которого был выдан исполнительный лист. Данный факт был отражен в самом решении от 15.11.2011.

Таким образом суд не нашел основания для удовлетворения заявления                     и отмены постановления по делу об административном правонарушении.

Областной Суд согласился с выводами первой инстанции и оставил решение от 13.05.2014 без изменений, а апелляционную жалобу Жидова В.А.                               без удовлетворения.

 

В первом полугодии 2014 года работа отдела правового обеспечения Управления была организована в соответствии с Приказом ФССП России                       от 10.01.2013 №1 «Об утверждении Положения об организации работы по судебной защите по спорам, вытекающим из деятельности Федеральной службы судебных приставов и ее территориальных органов», Приказом ФССП России от 22.03.2012 № 148 «Об утверждении положения об организации зонального контроля                         в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов и Приказом УФССП России по Пензенской области от 07.12.2012 № 679 «О назначении работников аппарата Управления Федеральной службы судебных приставов                  по Пензенской области, ответственных за обеспечение зонального контроля                     в структурных подразделениях».

В соответствии с п. 4.1. Приказа ФССП России от 22.03.2012 № 148                       и Приказом ФССП России по Пензенской области от 07.12.2012 № 679 отделом правового обеспечения ежемесячно на основании сведений, представляемых территориальными отделами судебных приставов, анализировались данные по заявлениям об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления. По итогам анализа курирующими специалистами не реже одного раза в месяц проводились рабочие выезды в подразделения Управления. В ходе данных выездов осуществлялась проверка исполнительных производств на предмет выявления нарушений законодательства об исполнительном производстве, которые в последующем могли послужить основанием для обращения в суд. По результатам проверок материалов исполнительных производств с целью сокращения количества поданных в суды заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Управления судебным приставам-исполнителям давались соответствующие рекомендации по дальнейшему их ведению, а также оказывалась иная методическая и практическая помощь.

В случаях удовлетворения судами заявлений, в отношении судебных приставов-исполнителей, чьи заведомо неправомерные постановления, действия (бездействие) были признаны судами незаконными, решался вопрос о проведении  в отношении них служебных проверок. Всего за истекший период 2014 года отделом правового обеспечения было инициировано 3 проверки, по результатам которых 3 должностных лица Управления были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Для использования в работе, а так же в целях единообразного применения судебными приставами-исполнителями законодательства об исполнительном производстве отделом правового обеспечения Управления в территориальные отделы судебных приставов направлялись аналитические материалы, судебные акты, и иная, полезная в практическом плане информация.

Защита интересов Управления и ФССП России осуществлялась отделом правового обеспечения при взаимодействии с другими отделами Управления, в том числе отделом организации работы по реализации имущества должников и отделом организации исполнительного производства.

При защите интересов Управления по делам об оспаривании постановлений, действий (бездействия), специалисты отдела правового обеспечения в обязательном порядке учитывают как позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, так и методические рекомендации, судебную практику территориальных органов ФССП России, отраженную в аналитических материалах, подготовленных Правовым управлением ФССП России.

Также необходимо отметить, что представителями Управления при подаче апелляционных жалоб в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд                       (г. Самара) и кассационных жалоб в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа (г. Казань) было заявлено 8 ходатайств об участии в судебном заседании посредством видеоконференц-связи. Арбитражными судами было удовлетворено                5 указанных ходатайства.

 

 

 

Отдел правового обеспечения

Управления Федеральной службы

судебных приставов по Пензенской области

Время создания документа: 24 ноября 2014 15:11

Версия для печати